В далеком средневековье проживал один гамбургский купец по незамысловатому имени Бранд. Его бизнес шёл не очень быстро. Естественно, по этой причине он постоянно мечтал разбогатеть с помощью модной в то время науки — алхимии. Как известно, в XVII это было очень модно, ведь только ленивый в тот период не пытался превратить обычный свинец в золотой слиток, и конечно же, Бранд, как и любой алхимик, все время мечтал найти тот самый философский камень для того, чтобы превращать любые металлы в чистейшее золото.

Мысли бродили в его мятежной голове. И вот Бранд решил построить свою собственную теорию для этого амбициозного мероприятия. Этот амбициозный ученый смекнул, что если человеческий организм – вершина эволюции, самое совершенное из любых живых творений Господа, то соответственно, именно наш организм и должен содержать в себе маленькое количество того самого философского камня. И он сделал сногсшибательный вывод — что философский камень можно легко получить из самой обычной человеческой мочи.

Он сразу же столкнулся и с первой проблемой — сырьё. Где же взять в больших количествах человеческую мочу? Просто взять и помочиться в реторту? Конечно же нет, это был совершенно не его масштаб.

Ученый на следующий день пошёл к командиру городского военного гарнизона, и тот за пару серебряных монет с превеликим удовольствием согласился помочь Бранду и снабдить его необходимыми химикатами, расставив в гарнизоном гальюне огромные сосуды для сбора мочи. Ученый с усердием принялся проводить опыты, перегонять мочу, прибавлять в сухой остаток песок и угли, (накаливал всё это без доступа воздуха, т.е. в вакуумной среде), перегонять и перемешивать получившиеся компоненты. Соединения, входившие в общий состав мочи, то распадались на новые соединения, которые в свою очередь, вступали все в новые и новые реакции и, вот, в один прекрасный день, наконец, Бранд увидел на дне реторты ту самую долгожданную волшебную субстанцию, которую он ждал.

Совершенно верно — на дне реторны находился философский камень! А что это именно магестериум, а вовсе не кусок яблока, было ясно сразу, и для опознания этого факта не нужно было великих знаний алхимика – ведь философский камень в том новом веществе естественно распознал бы даже любой деревенский скоморох на ярмарке. И на это была своя причина – воскоподобная бледно–жёлтая субстанция, слегка издававшая чесночный запах, — излучала в кромешной темноте волшебное зеленоватое свечение. И совершенно любой предмет, который соприкоснется с ней, аналогично начинал светиться. А когда Бранд бросил маленький комочек вещества в воду с кипятком, он заметил и совсем завораживающее зрелище – над чаном с кипящей водой медленно всплывали магически-светящиеся маленькие зелёные облачка.

Но, увы, были у этого философского камня и свои маленькие недостатки. Он все-таки не мог превращать ни один металл ни в золото, ни, хотя бы, в серебро. Он не превращал вообще ничего ни во что. Однако ученый совершенно из–за этого не огорчился. Ведь само вещество стоило гораздо больших денег, чем золото, его начали показывать за большие деньги и зарабатывали на этом даже спустя много лет. Ну а назвал данную субстанцию Бранд очень скромно, без лишнего пафоса – «светоносной». Что по–гречески звучало примерно как «фосфор».

Вот таким образом неверная теория очень сильно обогатила ученого и дала нашей науке включить в таблицу нерожденного на тот момент ещё Менделеева новый химический элемент. Который и сейчас радует нас своим лучезарным светом.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована