Брат пострадавшей в «Хромой лошади» Ирины Пекарской готов на эвтаназию

0
3

Брат пострадавшей в «Хромой лошади» Ирины Пекарской готов на эвтаназию

На часах уже за полночь. В коридорах Краевой больницы имени академика Вагнера тихо, пациенты давно спят… Вдруг из одной палаты доносится душераздирающий крик. Услышав его, дежурные медсестры тотчас срываются со своих постов. Они знают, куда бежать – к Ирине Пекарской, которая прикована к постели уже 10 лет.

В ночь на 5 декабря 2009 года девушка стала одной из тех, кто навсегда потерял здоровье в результате пожара, случившегося в клубе «Хромая лошадь». Получив тяжелое токсическое поражение мозга, Ира лишилась возможности двигаться, говорить, а самое главное — видеть, как растут сыновья… Накануне годовщины трагедии «СтарХит» разыскал брата женщины и узнал, как ее семья живет после катастрофы.

«Мамочка, привет!»

В ту злополучную ночь Ира была в клубе вместе с гражданским мужем Сергеем Колпаковым. «Я быстренько покурю», – сказал он на ушко 22-летней жене и вышел на улицу. Больше здоровой он ее не видел. Через считаные минуты в помещении запустили роковой фейерверк, его искры попали в потолок, и началось возгорание. Наша героиня оказалась в самом эпицентре. Упав на пол, она кричала: «Мамочка, помоги!» — а потом потеряла сознание. Девушка надышалась угарным газом, мозговая деятельность до сих пор не восстановилась. «Супруг несколько лет ухаживал за Ирой, навещал ее в больнице, помогал, – рассказывает «СтарХиту» Сергей Савельев, брат потерпевшей. — Но со временем его энтузиазм угас, мужик опустил руки и просто перестал появляться у постели жены. Последний раз я его видел около четырех лет назад. Зато, будучи опекуном Иришки, пытался продать ее квартиру. Но я вовремя прописал туда детей. Помогло — ему стало сложнее проводить махинации. Однако деньги, собранные на лечение сестры, он растратил. Мы обращались в полицию, но дело замяли».

По словам брата Пекарской, они с женой Светланой стараются, чтобы дети Иры — 12-летний Саша и 10-летний Артур — были окружены любовью и заботой. 

«Сережа мальчишкам совсем не звонит, — продолжает Савельев. — Да и они о папе не спрашивают. Честно, мы не против общения, это же их родной отец. Но, видимо, человек сам не хочет. А вот о маме ребята беспокоятся. Смотрят на ее портреты на стенах и спрашивают: «Как там мамуля?» Артур лепит для Иры цветочки из пластилина или мастерит поделки — оригами. Обязательно относим их в клинику. Еще мальчики болтают по громкой связи, когда я навещаю Ирину в палате. Кричат в трубку: «Мамочка, привет! Выздоравливай!» Год назад возил их к Ирочке, но они растерялись. Подошли и встали как вкопанные у кровати. Врачи сказали, не приводите, они еще слишком малы, чтобы испытывать такой стресс. Есть риск, что получат психологическую травму. Пусть лучше запомнят ее красивой на снимках. Но хочу сказать, мать их узнала, лицо просветлело».

Брат пострадавшей в «Хромой лошади» Ирины Пекарской готов на эвтаназию

Ирина круглосуточно находится под наблюдением медиков. На тумбочке лежат средства гигиены, таблетки и иконы… Их покупает брат. «Приглашали батюшку, – делится Сергей. – Делал помазание и еще какие-то обряды… Пока проводили таинство, святой отец беседовал с Ириной. Она смотрела на него, улыбалась. Да, иногда может закричать. Но это потому, что ей скучно. Уже знает, что кто-то обязательно придет. Доктора считают, что шансов на выздоровление практически нет. Время упущено. Ира лежит в позе эмбриона, скрючившись, ноги подгибает под себя. Мы делаем растяжки, но бесполезно. В чудо, что сестра поправится, я не верю. Сколько ни возили по российским светилам, даже за границу – никакого результата. Всегда говорю тем, кто хочет помочь: «Лучше отправьте деньги нуждающимся детям!» Да, Ирочка – родная кровь. Но я же вижу, ничего уже не поможет. Наверное, если бы у нас в стране была разрешена эвтаназия, согласился бы. Вы даже не представляете, как она намучилась…»

Брат пострадавшей в «Хромой лошади» Ирины Пекарской готов на эвтаназию

«Ничего не спасет»

Сергей вместе с женой и тещей посещают сестру несколько раз в неделю. Друзья Пекарской давно забыли о ней. «Раньше одноклассники передавали деньги на лечение, — делится Светлана, жена Савельева. — Сейчас такого уже нет. Писали как-то: «Мы навестим Иришку! Клянемся». Но обещание не сдержали. Наверное, испугались или времени не находят… Откуда берем силы? Уже неважно, есть они или нет, деваться-то некуда. Шутка ли, четверо на воспитании — Сашка, Артур, мой сын от первого брака и наша с Сережей общая дочка. Всех надо на ноги ставить, поэтому идешь и делаешь! Ириной пенсии в 14 тысяч рублей хватает, чтобы содержать мальчишек. Некоторые осуждают нас, мол, не сидим с Ирочкой круглыми сутками… Обидно такое слышать, люди не понимают, какой у нас непростой путь. Человека уже ничто не спасет, можем только облегчить страдания постоянным уходом!»

Недавно улучшить самочувствие Ирины вызвался пермский бизнесмен, предложив купить специальный аппарат. «Как заявляют изготовители, он якобы способен избавить человека даже от неизлечимых болезней благодаря электроимпульсам, — объясняет Сергей. — Мы отказались, прибор не зарегистрирован в России, числится как испытательный. Если бы что-то случилось с Ирочкой, то на нас бы повесили обвинения. Поэтому лучше традиционная медицина. Кстати, три раза в год обязательно объявляются люди, которые уверяют, что сестра умирает, и ей не на что жить. Создают непонятные счета по сбору денег. Однажды пришлось даже делать опровержение. Не беспокойтесь, финансы имеются, хоть и небольшие!»

Сейчас далеко на будущее Сергей загадывать не может. «Новый год встречу на работе, — вздыхает мужчина. — Для меня самое главное — вырастить всех детей, и чтобы никто не болел. Особенно тревожит здоровье мамы Галины Васильевны. Она пережила три инсульта. Раньше навещала Ирочку, а теперь из дома не выходит, передвигается по стеночке. Пытался на улицу вывести, но она боится. Поэтому ей, как и ребятам, тоже включаю громкую связь, чтобы услышала голос дочки… Не знаю, почему такие испытания выпали на долю нашей семьи. Да и к чему рассуждения? Спасает только вера, что за черной полосой обязательно последует белая!»

Фото: личный архив, Вероника Рангулова/ КП Пермь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here